Книги

Как создавался роман "ПОЛЦАРСТВА"

Мне было радостно и интересно писать эту вещь. Радостно потому, что я взялась за неё по душе и была абсолютно искренней. А интересно – потому что герои постоянно преподносили сюрпризы, требовали понимания и любви. Приходилось учитывать их пожелания и самой меняться вместе с ними. Для меня это и в самом деле был «роман» - с книгой, с героями. Он длился три года, и сейчас я чувствую опустошение, но и радость: птенец вылетел из гнезда!

Как-то раз, когда позади была примерно половина романа, в книжном магазине мне в руки попался один из многочисленных учебников для сценаристов. Речь в нём шла о структуре мифа как основе для киносценариев и книг. Я не придерживаюсь никаких шаблонов и правил, когда пишу, но, приходится признать, в гармоничном произведении структура в итоге проступит сама собой. Пробегая взглядом названия глав, отражающие путь персонажа, я вдруг поняла: а ведь и сам автор, берясь за роман, тоже оказывается Героем. Он вступает на путь и проходит в своем «путешествии» примерно те же этапы, что и настоящий литературный герой.

Роман «Полцарства», в отличие от предыдущих книг, поначалу представлялся мне лёгкой прогулкой вокруг дома. Я знала, о чём хочу сказать. Мне было необходимо до конца выговорить тему дружбы и милосердия в отношениях человека и животных. Я уже обращалась к этой теме в рассказах, но они вышли довольно «больными», ранящими душу. Теперь же мне хотелось посвятить нашим меньшим братьям и их защитникам добрую и тёплую книгу. Материала накопилось достаточно, я вполне представляла себе сюжет и была знакома с героями. Более того: книга казалась мне уже вполне «прожитой», оставалось только набрать её на компьютере. И очень не хотелось надолго застревать на уже проработанном материале.

Мой план был такой: навести ревизию в накопившемся материале и собрать эпизоды в небольшой по объёму роман. Но - как бы не так! Книга оказалась против. А точнее, это просто я забыла, что, вступая на путь романа, отправляюсь в путешествие, длительность и перипетии которого не известны никому.

Как всякого «героя мифа», в пути меня ждали привратники, пытавшиеся заставить бросить книгу, и наставники, дававшие подсказки – куда направиться. У меня были замечательные союзники – книги, на которые я опиралась, музыка, которая меня поддерживала, люди, которые вольно или невольно помогали выйти из тупика и наметить новые направления. И не менее замечательные враги, главный из которых – неверие в то, что я когда-нибудь справлюсь с «махиной» романа.

В итоге, три года спустя, вместо повести о подростке, подбиравшем животных и устроившем для них маленький приют, у меня получился многоплановый роман, главной темой которого оказалась судьба семьи Спасёновых – двух сестёр, брата и кузена. Их поиски, подвиги, ошибки, конфликты и всё-таки верность друг другу – вопреки всему миру. Вышло на первый план столкновение мировоззрений – христианства, призывающего к жертве ради ближнего и современной психологии, которая учит для начала «полюбить себя». И победителей в этом столкновении не обнаружилось, по крайней мере, для меня. Выбрался из-под спуда мотив детства как вечности, всегда готовой принять в свой рай усталого путника. И, наконец, самым неожиданным и невозможным для меня образом поднялся вопрос: может ли преступление быть оправдано, если… Не буду пересказывать сюжет, чтобы не испортить ещё не читавшим удовольствие от книги, скажу только, что я не могу судить ни одного из главных героев, сколь бы «ужасно» он не поступил. Вместо «судить» у меня всегда всплывают два слова - сначала «понять», потом «простить».

Вернуться к списку