Книги

Герои романа

ГЕРОИ

Читателя, в том числе и меня, поскольку, прежде всего, я, конечно, читатель и уж потом писатель, всегда интересует вопрос: выдуман герой, или же «существует в жизни». В случае с моими романами, и то, и другое верно. У главных героев обычно есть вдохновители. Я могу подобрать для героя любую «одежду» - биографию, черты характера, внешность и прочее, но есть кто-то, кто вдохнул в него жизнь. То есть, прототип для меня – это не носитель конкретных черт, которые унаследовали герои, а скорее вдохновитель.

Приведу пример. Иногда я пишу о детях. Конечно, я общаюсь с разными детьми, наблюдаю за ними, но есть одна маленькая девочка, которую я действительно люблю и понимаю всем сердцем – это моя племянница. Поэтому, какие бы разные черты я не старалась придать детским персонажам, вдыхает в них жизни именно она.

Многие считают, что писатель должен наблюдать жизнь и «срисовывать типажи». Мне этот подход не близок. Если я родился художником, то вряд ли смогу глубоко понять банкира. Я могу «изобразить» его, но «изображать» - это плохой метод. Все мы имеем возможность наблюдать за лицедейством некоторых голливудских актёров, не освоивших систему Станиславского. Их игра – просто гримасы, изображающие радость, грусть, гнев. Точно так же и персонажа можно создать, только вжившись в него всерьёз. Каждый из нас наделен определенным психотипом. Актёр лучше сыграет то, что в какой-то степени на него похоже. Писатель лучше пропишет героя, если будет в нём видеть свои черты. Это не значит, что нужно полное сходство. Конечно, нет! Нужна черта, за которую можно зацепиться, дверца, через которую получится войти в мир героя.

Поэтому о людях, совсем чуждых, обладающих в корне иными интересами и склонностями, живущими в кардинально иных обстоятельствах я не пишу. Все герои так или иначе мне близки. В противном случае получится «статист», и читатель, конечно же, это почувствует.

Теперь несколько слов о героях «Полцарства».

Ася

Главная героиня романа Ася – очаровательная девушка, преподаватель живописи, младшая дочка в дружной семье Спасёновых, человек инфантильный и не привыкший к ответственности. Задумывая книгу, я ни в малейшей степени не подозревала, насколько трудным окажется её становление и к чему приведёт. Меня саму поразила мощь, с какой за одну весну из беспечного ангела она превратилась во взрослого, отчасти разочарованного человека, готового критически и вполне осознанно оценивать себя и окружающий мир.

Ася – героиня, по поводу которой ещё до выхода книги мнения бета-ридеров разошлись. Некоторые отзывы удивили меня тем, что читатели увидели в хрупкой потерявшейся и запутавшейся девушке крепкое зерно «рода», призванное продолжить семейные традиции уже за пределами романа и с героем, который еще не возник в её жизни. (Вот уж про «род» я никак не собиралась писать! И тем не менее…)

Софья

Софья – старшая сестра, персонаж, изначально мне не близкий, но завоевавший моё расположение по мере написания книги. Я замышляла её как довольно жесткую, собранную бизнес-вумен, которой жизнь попросту не позволила быть чувствительной и нежной. Однако – несмотря на трезвомыслие, она совершает вовсе не обязательный, но благородный поступок, почти подвиг, жертвует собой ради человека, который вряд ли этого заслуживает. Этим она спасает его – и, вероятно, себя спасает тоже. Теперь над её судьбой нависла угроза, и жизнь приобретает другое измерение – Софья «опоминается» от работы и задумывается о том, что ей дорого. Она смягчается, но не становится слабой, а лишь заново учится доверию. В итоге из моей поначалу «нелюбимой дочери» получился цельный и щедрый человек, надежда многих.

Курт

Самое противоречивое лицо романа, чьи действия и создали сюжет, появился в книге, когда, как мне казалось, она уже была «почти написана». Он возник, сначала как второстепенный персонаж, а затем, совершив ряд решительных действий, выдвинул себя на первый план и захватил роль главного «двигателя сюжета».

Изначально мною планировалось отдать роль нарушителя спокойствия супругу главной героини, но его простой открытый характер оказался неподходящим. Он попросту не смог бы осуществить «коварный план». Так и пришлось этому неплохому, в целом, человеку, остаться статистом и уступить первенство натуре более тонкой, сложноустроенной, пусть и уступающей ему по «моральным качествам».

Болек

Предполагалось, что «кузен» будет противостоять главному идеалисту книги – своему родственнику врачу Александру Сергеевичу Спасёнову. Их спор должен был располагаться между двумя противоположными установками: «полюби себя» - и «забудь себя». «Сделай себе хорошо» – и «пожертвуй собой». Но, наверно, центральный момент – то, как непримиримо сталкиваются в современном мире христианское (и отчасти советское) анти-эгоцентричное мировоззрение и популярный сегодня путь «саморазвития» и достижения личных целей как жизненного приоритета.

Саня

В каждой моей книге есть герой, по складу души родственный Сане Спасёнову – врачу-идеалисту, философу, гуманисту, предельно искренней и чистой натуре. Без такого человека мне не интересно писать книгу (и не интересно читать книгу другого автора). Я надеюсь на такого героя, он ведёт меня за руку, потому что он лучше меня. Мне ещё только предстоит дотягиваться до его высоты. Об этих героях я могу вспомнить в трудную минуту и попросить их духовной поддержки. Они – то близкое истине, без чего лично для меня не было бы смысла писать книги. И, как это часто бывает, герой, до которого ещё не дорос сам автор, который является для него лишь идеальной целью, выходит не достаточно материальным, «плотным». Он как бы размыт в будущее, не прояснен до конца.

Саня Спасёнов не завершен в этой книге. Он только в начале своего путешествия. У меня уже намечен для него маршрут, о котором пока не могу сказать подробно. Ему дано очень много, больше, чем другим, но пока в нём нет достаточной силы и цельности. Несмотря на огромное количество людей, которым ему удалось помочь, он пока что не справился со своими дарами, не нашел им наилучшее применение. Всё это предстоит ему совершить.

И, как всегда бывает с моими книгами, самый заветный для автора герой нередко обретает среди читателей полярную трактовку. Уже сейчас ясно – это будет один из наиболее спорных персонажей романа.

Вернуться к списку